Симона Вейль (Simone Weil)

Афоризмы


«Два любящих, два друга имеют два желания. Одно из них – любить друг друга настолько, чтобы, проникая один в другого, они составляли одно-единое существо. Второе – любить друг друга настолько, чтобы если между ними было даже расстояние в половину земного шара, их союз не понес никакого ущерба. Все, чего человек тщетно желает в этом мире, в Боге – реально и совершенно. Все эти невозможные желания живут в нас, напоминая о нашем предназначении. Они становятся благом для нас тогда, когда мы более не надеемся их исполнить.» (ЛБН)

 

«Надо полагать, что никакая доброта не может идти дальше, чем справедливость, – иначе мы рискуем ввести ложное понимание доброты. Но мы должны быть благодарны справедливому человеку за то, что он справедлив, поскольку справедливость есть вещь до такой степени прекрасная, – так же, как мы благодарим Бога за Его великую славу. Любая другая благодарность будет рабской и даже животной.» (ФНЛБ)

 
 

«Неудивительно, если человек, у которого есть хлеб, отделит от него кусок голодному. Вот что будет удивительно: если он будет способен сделать это иным жестом, нежели как покупают вещь. Милостыня, если она творится не сверхъестественным образом, похожа на операцию купли. Она покупает бедняка.» (ФНЛБ

 

          «Чтобы иметь возможность (как этому и следует быть) присутствия повсюду, религия не только не имеет права быть тоталитарной, но должна строго ограничить себя уровнем сверхъестественной любви, который один только ей приличествует. Если бы она сделала это, она проникла бы повсюду. Библия говорит: «Премудрость проникает повсюду по причине своей совершенной чистоты» (Прем 7, 24).» (ФНЛБ)

  

           «Бог создал мир, а Его Сын, наш первородный Брат, сотворил его как красоту для нас. Красота мира – это ласковая улыбка Христа, которой Он улыбается нам сквозь материю. Любовь к этой красоте исходит от Бога, сошедшего в нашу душу, и направлена к Богу, присутствующему в мироздании. Здесь перед нами нечто подобное таинству.» (ФНЛБ)

  

           «Великая скорбь человеческой жизни заключена в том, что смотреть и есть – это два различных действия. Только по другую сторону неба, в стране, где обитает Бог, – только там они являют собой одну и ту же операцию. Уже маленькие дети испытывают эту скорбь, когда долго смотрят на гостинец, и почти с сожалением берут его, чтобы съесть, но всё же не могут удержаться. Возможно, что пороки, извращения и преступления почти всегда – или даже всегда – по сути, представляют собой попытки «съесть» прекрасное, съесть то, на что можно только смотреть.» (ФНЛБ)

  

«Желание любить, в лице человеческого существа, красоту мира, в сущности, есть желание Боговоплощения. Только по ошибке оно может считать себя чем-то другим. Только Боговоплощение способно его удовлетворить. И, конечно, напрасно порой винят мистиков за использование любовного языка. Именно они – его законные собственники. Остальным дано право лишь брать его взаймы.» (ФНЛБ)

  

«Нечистой является любая дружба, в которой есть хотя бы намек на желание угодить или желание, чтобы тебе угодили. В подлинной дружбе оба эти желания полностью исключены. Двое друзей всей душой согласны оставаться двумя, но никак не единым. Они уважают дистанцию между собой, которую устанавливает сам тот факт, что они созданы разными. Человек имеет право желать достигнуть непосредственного единства только с Богом.» (ФНЛБ)

  

«Чистая дружба есть образ той изначальной и совершенной дружбы, которая соединяет Троицу, которая есть существенное свойство Самого Бога. Невозможно, чтобы два человеческих существа «стали едино» (Ин 17, 11), и при этом тщательно соблюдали дистанцию, которая их разделяет, если Бог не присутствует в каждом из них. Две параллельные прямые смогут встретиться только в бесконечности». (ФНЛБ)     

 

«Большой загадкой человеческой жизни является не страдание, а именно несчастье. Неудивительно, что неповинных людей убивают, пытают, прогоняют с родных мест, доводят до нищеты и рабства, заключают в лагерные бараки и тюремные боксы, – ибо на свете есть достаточно злодеев, чтобы делать такие дела. Также неудивительно, когда болезнь приносит долгие страдания, которые парализуют жизнь человека и обращают ее в подобие смерти, ибо природа подчинена слепой игре механической необходимости. Но то удивительно, что Бог дал несчастью власть захватывать сами души неповинных людей и деспотически распоряжаться ими как рабами.» (ЛБН)

  

«Бог сотворил мир любовью, ради любви. Бог не сотворил ничего иного, как саму любовь и средства для любви. Бог сотворил все формы любви. Он сотворил существа, способные любить на любом расстоянии. Сам Он дошел (ибо никому из людей это было не под силу) до максимального расстояния, до расстояния бесконечного. Это бесконечное расстояние между Богом и Богом, крайний разрыв, боль, к которой никто другой не смеет и приблизиться, чудо любви – Распятие. Ибо никто не может быть более удален от Бога, чем тот, кто «стал проклятием» (Гал 3, 13).» (ЛБН)


      

Симона Вейль.

Перевод и примечания Петра Епифанова

 




[1] Симона Вейль, Любовь к Богу и несчастье.

[2] Симона Вейль, Формы неявной любви к Богу.

--

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Rambler's Top100