Симона Вейль (Simone Weil)

Молитва Симоны

Сегодня, 24 августа, день смерти Симоны Вейль.

 

Помещаем здесь перевод примечательной записи, которую Симона сделала перед отъездом из Нью-Йорка, за полгода до последней болезни и за 10 месяцев до кончины.

 

Тетрадь 16-я, стр. 69-72:

 

«Пример молитвы. Сказать Богу:

 

Отче, во имя Христа, пошли мне то, что я прошу.

 

Чтобы я не могла послужить никакому своему желанию ни одним движением тела, ни даже намёком на движение, как человек полностью парализованный. Чтобы я была неспособна ничего ощутить, как тот, кто совершенно слеп, глух и лишён трёх остальных чувств. Чтобы я была не в состоянии связать даже две самых простых мысли, как один из тех полных идиотов, которые не только не умеют считать или читать, но даже не смогли научиться говорить. Чтобы я была нечувствительна к любым проявлениям горя или радости и неспособна любить ни живое существо, ни вещь, ни даже самоё себя, как до конца выжившие из ума старики.

 

Отче, во имя Христа, пошли мне, поистине, и это.

 

Чтобы тело могло проворно двигаться или твёрдо оставаться неподвижным, в постоянном согласии с волей. Чтобы мой слух, моё зрение, вкус, обоняние, осязание воспроизводили совершенно точный отпечаток сотворённого Тобою мира. Чтобы мой рассудок с полной ясностью выстраивал все представления в строгом соответствии истине. Чтобы моё восприятие[1] со всей возможной силой испытывало любые оттенки скорби и радости. Чтобы моя любовь горела неутолимым пламенем любви к Богу и любви ради Бога. И пусть всё это будет исторгнуто у меня, испепелено Божиим огнём, преображено в природу[2] Христа и дано в снедь несчастным, чьи тело и душа лишены всякого рода пищи. А я… пусть я буду парализована, слепа, глуха, буду как идиот от рождения или как выжившая из ума старуха.  

 

Отче, сотвори это превращение сейчас, во имя Христа. И даже если я прошу с несовершенной верой, исполни мою молитву, как если бы она была произнесена с верой совершенной.

 

Отче, поскольку Ты – Благо, а я – ничтожество, забери у меня это тело и эту душу и сделай их чем-то пригодным для тебя, и пусть в вечности от меня останется или то, что ты возьмёшь, или не останется вовсе ничего.

___________________________________

 

Такие слова имеют действенную силу, только когда они продиктованы Духом. Подобных вещей нельзя просить по собственному произволу. Это происходит лишь вопреки желанию. Вопреки желанию, однако, мы соглашаемся. Мы соглашаемся не тогда, когда нас оставляют. Мы соглашаемся на такое принуждение, которое душа, во всей своей полноте, оказывает нашей душе, во всей её полноте. Но это согласие бывает полным и безоговорочным, оно даётся в едином порыве всего нашего существа.

 

Не отсюда ли происходит (в Библии и у писателей-мистиков  П. Е.) метафора брака? Что происходит при этом между Богом и душой, похоже на то, что бывает между супругом и супругой, когда она еще девственна, на первую брачную ночь. Новобрачная соглашается уступить принуждению[3]. Так происходит и соединение души с Богом. Душа дрожит от страха и не чувствует, что любит Бога. Она сама не понимает, что если бы она Его не любила, она не согласилась бы. Так готовится брачное соитие – то, что сделает личное начало[4] в человеке простым посредником между его плотью и Богом.

 

А другие души любят Бога так, как женщина любит любовника. Но любовь между любовниками непродолжительна. Только супруги становятся единой плотью навсегда.

 

(Но все эти феномены духовной жизни, безусловно, находятся вне моей компетенции. Я в них ничего не смыслю. Они открыты для тех, которые хотя бы, для начала, обладают элементарными нравственными добродетелями. Я же говорю лишь наугад. И даже не способна сказать от чистого сердца, что говорю наугад…)»            

 

 

 

             



[1] Sensibilité.

 

[2] Substance.

 

[3] В оригинале мысль выражена афористично, ярко и грубо: Le marriage est un viol consenti («Брак – это изнасилование по согласию.»)  

 

[4] Personne d’un homme.

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Rambler's Top100