Симона Вейль (Simone Weil)

текст беседы о Симоне Вейль - часть 2


--> Часть 1 <-- --> Часть 2 <-- --> Часть 3 <-- --> Часть 4<-- --> Часть 5 <--


Елена Фанайлова: А сейчас слово философу Франсуа Федье.

 

 

Франсуа Федье: Симона Вейль занимает первостепенное место не только и не столько в истории и философии, сколько в духовной истории человечества. Еще в юности она начала писать о проблемах рабочего класса, но в более широком, нежели общепринятом смысле. Для нее нищета и угнетение – это не классовая проблема, а беда человечества. При этом неудивительно, что в конце 30-ых[1], будучи юной девушкой, она весьма интересовалась марксизмом и коммунизмом. Она лично знала Троцкого, но довольно критически к нему относилась. До начала Второй мировой войны Вейль поняла, что сталинизм и большевизм – это заблуждение. Но поняв это, она продолжила свои поиски путей достижения социальной справедливости. И совершенно неожиданно, хотя она выросла без религии, Симона Вейль повернулась к христианской мистике. И до конца своей короткой жизни Вейль была поглощена изучением христианства и фигуры Христа, чьи заветы воспринимались ею очень лично.

 

 

Очень многие видные французские мыслители хорошо знают труды Симоны Вейль. Первым издателем работ Вейль был, кстати, Альбер Камю, который в 50-ые годы начал издавать ее книги. Сегодняшней относительной известности Вейль, бесспорно, способствовала публикация около 10 лет назад полного собрания ее сочинений. К 100-летию Симоны Вейль будут устроены коллоквиумы и какие-то другие мероприятия. Но у меня такое впечатление, что все это делается как-то неофициально. Как если бы дух нынешней эпохи не соответствовал глубоким убеждениям Симоны Вейль. А он, действительно, им не соответствует. Вейль очень критически относилась к тому типу общества, которое существовало при ее жизни, и которое продолжает существовать, несмотря на крах коммунизма, и я бы даже сказал, из-за его краха. Под покровом рационализации человечество идет совершенно иррациональным путем, оно забыло о наследии Христа и умерщвляет себя – такова главная мысль Вейль, изложенная в ее книге «Укоренение». Для меня чтение Вейль всегда очень эмоционально. Ее актуальность, ясность анализа, откровенность совершенно исключительны.

 

 

 Елена Фанайлова: Говорит куратор издания многотомного философского наследия Симоны Вейль в издательстве «Gallimard» Флоранс де Люси.

 

 

Флоранс де Люси: Вы спрашиваете меня о том, насколько актуальна Симона Вейль сегодня, через 65 лет после ее смерти? 75 лет назад, то есть за 10 лет до ее смерти, в возрасте 25 лет она написала произведение «Размышления о причинах свободы и социального угнетения», в котором она предсказывает кризис человечества. Ведь кризис, который мы переживаем сегодня, - это не только экономическая катастрофа, но и катастрофа гуманитарная, кризис наших ценностей. Уже поэтому Вейль нам очень близка и говорит на понятном и доступном языке. Симона Вейль требует уважения трудящихся и их труда, она предчувствует появление в глобализованном мире новых форм рабства, эксплуатации и всем своим существом противится зависимости и подчинению одних другими.

 

 

Симона Вейль больше русский, чем западный мыслитель. Ей чужда холодная интеллектуальность. Если бы жизнь Вейль была чуть длиннее, то она, наверняка, занялась бы переводами православных монахов. В ее душе было что-то близкое православию, старчеству, близость к народу, отсутствие, несмотря на ее образование, интеллектуальной спеси, которая очень свойственна Западу и, в частности, Франции. Вейль была универсальной личностью. Она писала для всех, а не только для избранных. Ее книги совершенно не устарели. Она пишет очень ясным, резким, иногда дерзким языком. У нее замечательный французский язык, который четко передает ее мысль. Именно поэтому ее произведения трогают до глубины души.

 

 

И все-таки, почему Симона Вейль известна и любима во всем мире? В чем ее секрет? Я думаю, в ее даре эмпатии, основанной на любви. Она говорит от имени всех и каждого, она слышит тех несчастных, к кому никто не прислушивается, она дает свой голос тем, у кого нет права голоса в этом мире. 100-летие Симоны Вейль отмечается не только во Франции, но и во многих других странах – в Италии, в США, в Испании. С особенной гордостью хочу сообщить вам о том, что мне, как исследователю, 40 лет работавшему в Национальной библиотеке Франции, стоящему у истоков публикации полного собрания сочинений Вейль, удалось убедить руководство библиотеки провести в октябре крупную конференцию, на которой выступит ряд крупнейших исследователей и общественных деятелей мира. Это будет одним из главных юбилейных мероприятий по случаю 100-летия Симоны Вейль.

 

 

Елена Фанайлова: И наконец, философ Татьяна Вайзер.

 

 

Татьяна Вайзер: Мне кажется, задаться сегодня вопросом – чем для нас важна фигура Симоны Вейль? – значит спросить, прежде всего, о смысле, который несет для нас сегодня проблема демократии как философская и этико-практическая проблема. Именно Вейль ввела в наше сознание ту идею этического Другого, которая стала основополагающей для европейского и французского антитоталитарного мышления сегодня.

 

 

Вот в Париже как раз только что прошла масштабная трехдневная конференция, посвященная Жан-Люку Нанси и с его участием, и самый злободневный вопрос, который там обсуждался все три дня, был вопрос о концепции демократии в философии Нанси. Речь шла о том, что демократия – это, прежде всего, метафизика и только потом – политика. В том смысле, что демократия – это, прежде всего, особый режим мысли, предполагающий особое этическое отношение к границе Другого. И только во вторую очередь это политика, как практика, позволяющая реализацию этого режима.

 

 

Так вот, мне представляется, что для того, чтобы современная Франция и Европа, будь то в области философии или реальных политических практик, могли говорить об этом так, Вейль проделала некогда огромную смысловую работу.


--> Часть 1 <-- --> Часть 2 <-- --> Часть 3 <-- --> Часть 4<-- --> Часть 5 <--




[1] Так в тексте, опубликованном на сайте «Свободы». Вероятно, имеет место ошибка, и Ф. Федье хотел сказать или: «в конце 20-х», или: «в начале 30-х». Встреча Симоны Вейль с Троцким состоялась в доме ее родителей в 1929 году, вскоре после его выезда из СССР. Вспоминают, что раздраженный Троцкий говорил ей: «Ваше место в Армии спасения, а не в политике!» Симона и впоследствии проявляла способность выводить из себя «харизматических лидеров». Во время ее недолгой работы в комитете «Сражающейся Франции» генерал де Голль, бывало, при одном ее имени багровел и кричал: «Идите в задницу с этой Вейль! Она сумасшедшая!» - Прим. П. Е.

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Rambler's Top100