Симона Вейль (Simone Weil)

текст беседы о Симоне Вейль - часть 1

--> Часть 1 <-- --> Часть 2 <-- --> Часть 3 <-- --> Часть 4<-- --> Часть 5 <--

Елена Фанайлова:

 

3 февраля исполняется 100 лет со дня рождения французской мыслительницы, философа Симоны Вейль, о которой Сергей Аверинцев сказал: «Если XXI век будет, то есть если человечество не загубит своего физического или нравственного, или интеллектуального бытия, не разучится вконец почтению к уму и к благородству, я решился бы предположить, что век этот будет в некоем существенном смысле также и веком Симоны Вейль».

 

 

За нашим столом – Анна Ильинична Шмаина-Великанова, доцент Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета, специалист по раннему христианству, редактор книги Симоны Вейль «Тяжесть и благодать», которая совсем недавно вышла в России.  Переводчик книги «Тяжесть и благодать» Наталья Ликвинцева, старший научный сотрудник Библиотеки-фонда «Русское зарубежье». Переводчик и социолог Борис Дубин, кандидат философских наук Олег Аронсон и священник, историк Яков Кротов, ведущий программы «С христианской точки зрения» Радио Свобода.

 

 

Я бы хотела, чтобы мы сейчас послушали в записи мнения специалистов из Парижа. Литературовед и культуролог Галина Наумова, преподаватель Европейского университета в Париже.

 

 

Галина Наумова: Симона Вейль принадлежит к удивительным, загадочным женщинам-интеллектуалам в истории ХХ века. Эстетическая анархистка, христианская мученица, радикальный критик общества, пацифистка и добровольная участница Гражданской войны в Испании и антифашистского сопротивления. Ее недолгая жизнь – она прожила всего 34 года – полна противоречий и ярких событий. Но прежде всего - мучительного творческого, духовного и нравственного поиска. Весь опыт ее жизни научил ее «любить Божественную любовь, которая противостоит боли и мукам», - это слова самой Симоны Вейль. После нее осталось 6-томное издание сочинений в издательстве «Gallimard».

 

 

Симона Вейль родилась 3 февраля 1909 года в Париже, в семье еврейских интеллигентов, отец ее был врачом. Получила либеральное воспитание, изучала философию в Лицее Генриха IV в Париже и преподавала затем. В 30-ые годы она примкнула к анархо-синдикалистскому движению, основной идеей которого было соединение антиавторитарного индивидуализма с пролетарским коллективизмом трудового человека. И следуя своим убеждениям, Симона работает на фабрике, взяв специально отпуск от преподавания философии, и пишет свой рабочий дневник. Работа на фабрике приводит ее к полному физическому и моральному истощению, а после этого она длительно отдыхает в Швейцарии, Испании, Португалии[1], где впервые близко соприкасается с католицизмом. После своего ранения в Гражданской войне в Испании[2] она возвращается во Францию. И в конце 30-ых годов, во время пребывания в бенедиктинском монастыре переживает сильный мистический опыт, и постепенно, вследствие этого, ее интерес к христианству все более растет. В 1940 году, когда немцы вошли во Францию, Симона бежит вместе с родителями из Парижа в Марсель. И в 1942 году уезжает в Нью-Йорк. А в Нью-Йорке она была членом освободительного комитета Шарля де Голля[3]. Затем возвращается в Европу, и с 1943 года активно участвует в борьбе антифашистского сопротивления. В августе 43-го Симона умирает от истощения и туберкулеза в английском санатории.

 

 

В центре ее философской системы находится понятие «le désir» - это желание в философском, широком понимании. В возрасте 14 лет она поняла, что духовные блага есть то единственное средство, благодаря которому мы получаем ответ на все наши желания. И Симона свято верила в эту истину. Тогда она была гностиком и стоиком, а эта традиция означала, естественно, и солидарный альтруизм – жизнь и страдания для эмансипации других. И понятие «правда», «la vérité», она воспринимала как контакт с реальной жизнью. То есть с жизнью униженных и оскорбленных, как у Достоевского, с жизнью отверженных, как у Гюго, солдат, рабочих, крестьян, заключенных и так далее. Для нее было пыткой всю жизнь жить с осознанием мировой несправедливости и того факта, что слабые почти всегда и везде угнетены сильными. От этой мировой боли у нее, в прямом смысле слова, страшно болела голова. Всю жизнь ее мучили очень сильные мигрени. На своем опыте она перенесла муки унижения, лишения. В своей философской системе она занялась такими понятиями, как «свет» и «тяжесть». Цитата: «Две силы владеют миром – свет и тяжесть». Не тьма, а тяжесть. Но боль и тяжесть, и страдания в жизни, в философии Симоны Вейль превращались в благо. Цитата: «Если постигаешь полноту радости, то видишь, как страдание превращается в радость, как исполнение желания голодного насытиться». Позднее под названием, вот под этим термином « la vérité», «правда», она провела глобальное исследование таких понятий, как «красота», «добро». И все это произошло до того, как она впервые прочитала Евангелие. Ее идея состояла в том, что в сердце человека всегда живет потребность абсолютного добра, и он не теряет эту веру, даже пройдя через все страдания и преступления. И именно это и есть сакральное в человеке.

 

 

И в заключение мне хотелось бы привести несколько ее знаменитых афоризмов. «Насилие превращает человека в вещь». «Истинное назначение науки – это постижение красоты мира».


--> Часть 1 <-- --> Часть 2 <-- --> Часть 3 <-- --> Часть 4<-- --> Часть 5 <--




[1] Длительно отдыхать Симона Вейль никогда не умела. Периодами такого отдыха были: лечение ожога в испанском госпитале в 1936-ом, поездки на несколько дней в Швейцарские Альпы (покататься на лыжах – редкое удовольствие для француженки) и в Голландию (увидеть подлинные работы Рембрандта), а также два путешествия по Италии в 1938 г. В Португалии в том же году она работала, вместе с деревенскими батраками, на уборке винограда. – Прим. П. Е.

 

[2] Ранение заключалось в том, что, работая на кухне, Симона опрокинула себе на ногу кастрюлю с горячим маслом. В боевых действиях ей, к счастью, не пришлось участвовать. – Прим. П. Е.

 

[3] В Нью-Йорке Симона Вейль была неизвестной и, в общем, никому не нужной беженкой. К «Сражающейся Франции» она фактически присоединилась лишь осенью 1942-го, после переезда в Лондон, где была принята на работу в комитет на мелкую и не совсем понятную должность «редактора». – Прим. П. Е.

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Rambler's Top100