Симона Вейль (Simone Weil)

100-летие Симоны Вейль

Как Симона Вейль влияет на современный мир. Радиопередача, записанная 31 января 2009 года

 

Вместо вступления - от автора сайта.

 

Дни 100-летия Симоны Вейль во Франции прошли без всяких публичных мероприятий. Это кажется удивительным, если знать, что Франция – страна, где почтение ко всем видам культурного творчества, к интеллектуальному или художественному наследию самого разного содержания и уровня, сохранение, пропаганда этого наследия – всё это является традиционно-важной стороной политики и управления. Тем более это странно для Парижа – города-покровителя творчества, города, претендующего на роль всемирной столицы художников, писателей и философов. О Симоне никто не «забыл». Это доказывается хотя бы тем, что к 100-летию новые книги, посвященные ей, вышли в крупнейших издательствах страны (около десятка названий), и были очередной раз перепечатаны наиболее известные сборники ее трудов. Почему же так? Впрочем, один из телеканалов в вечерней программе 2 февраля показал посвященный ей фильм… Но вот и всё.

 

Я сейчас не буду давать свой вариант ответа, почему так случилось, хотя он у меня есть. Есть у вопроса религиозная сторона, есть – политическая. Есть влиятельные во Франции силы, которым Симона Вейль очень неприятна и неудобна даже просто как факт истории, а тем более – как актуальный мыслитель. Но это всё – человеческое, это – не так уж важно… Я думаю, есть и другая сторона. Упорным желанием Симоны было бесславие, уничижение, даже уничтожение в памяти людей. Видя никем не утешенные страдания, никем не оплаченную безвестную гибель миллионов, перемолотых мельницей мировой войны, превращенных в пыль на тысячелетних путях человеческой истории, она молила Бога о том, чтобы и самой стать неразличимой песчинкой в этой сплошной массе горя, без всякой компенсации – в особенности, в виде «благодарной памяти потомков»…

 

Мне это напоминает историю с мощами прп. Нила Сорского, который, как известно, убеждал своих учеников – с бесчестием бросить его тело в каком-нибудь овраге. Ученики его, конечно, не послушались и похоронили у церкви. Прошли века, Нила стали почитать как одного из наиболее ярких духовных наставников Руси… Но ни одна попытка найти его мощи, чтобы выставить их для почитания и поклонения, не увенчалась успехом. Сорский авва и после смерти решительно не поддается попыткам сделать монашеский подвиг добровольного самоотречения, уподобления униженному и распятому Христу – предметом тщеславия и алчности… Вот что-то подобное, кажется, исполняется и в посмертной судьбе Симоны Вейль.

 

Но, при всем сказанном, мне доставило некоторое утешение, что в России, где Симону еще мало знают (во всяком случае, несравнимо меньше, чем в Европе), накануне дня ее рождения прозвучала очень дельная и интересная радиопередача, специально посвященная ей. Ее организовала сотрудница русской службы радио «Свобода» Елена Фанайлова. Кстати, Елена, насколько мне известно, является автором первого стихотворения на русском языке, посвященного Симоне Вейль. Оно написано под впечатлением первой публикации текстов Симоны в России – после того, как в журнале «Новый мир» (номер 6 за 1990 год) была напечатана ее статья 1941 года «Илиада, или Поэма о силе», с предисловием С. С. Аверинцева.

 

Мы помещаем здесь полный текст этой передачи, которая представляла собою беседу нескольких московских (и не только московских) интеллектуалов, кому было что сказать о Симоне. Прибавлены (в сносках) только несколько небольших фактических уточнений. Комментировать каждое из высказываний участников было бы делом огромного труда, и от этого пришлось воздержаться, хотя некоторые из высказанных оценок вызывают у меня живейший протест. Это касается, в особенности, реплик известного журналиста-«религиозника», также сотрудника радио «Свобода», Якова Кротова.

 

Пользуюсь случаем поблагодарить Елену Фанайлову за проведенную ею полезную работу. Надеюсь, что даже экономический кризис – главная тема тяжелых переживаний для миллионов наших соотечественников – не заглушит того интереса к творчеству Симоны, которое способна вызвать эта передача.

 

Текст беседы на сайте радио «Свобода»: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/482620.html




О Симоне Вейль говорит известный французский историк и философ Марсель Гоше (Marcel Gauchet).

 

— Совсем недавно во Франции было опубликовано исследование по вопросу о мнимом антисемитизме Симоны Вейль. Это абсурд, возникающий, когда вынимают ее высказывания из их контекста. Она была еврейкой, все знают об этом, ее фамилия это доказывает. Она переменила веру, или попыталась переменить веру, эта история вообще остается довольно загадочной. И она выражала в рамках этого обращения к католичеству довольно жесткое мнение об иудаизме. При чем здесь антисемитизм? Это не имеет смысла, это абсурд и нелепость, это безумие. Это просто безосновательные слухи. Во Франции эта интерпретация не имеет никакого влияния, все серьезные люди, которые интересуются ее творчеством, знают, что это — газетная «утка». Провокационный характер ее размышлений — это, наоборот, то, что придает ей черты человека, полностью свободного интеллектуально, и многие люди именно за это ее ценят. Это — человек полностью независимый, и в ее образе жизни и в ее личных убеждениях, в отношении социальной буржуазной среды, в отношении того, что такое философский институт того времени, в отношении политики. Вот именно этот образ независимости и свободы мысли ценит публика. В этом заключается ее значение для французского общества, для которого всегда был важен некий культ мятежников и людей протестного мышления.

 

Симона Вейль пользовалась большой репутацией после второй мировой войны, в частности, в кругах левых интеллектуалов, потому что оно воплощала образ прогрессистской христианки. Благодаря этому она в то время стала знаменитой, благодаря своим книгам о рабочей сознательности и этому мистицизму бедного класса, который она воплощала. Потом о ней почти полностью забыли, это правда, но поражает то, что сейчас, как раз в этом году, когда будут отмечать ее столетие, снова появился сильный интерес к ее творчеству. Собрание сочинений, которые мы сейчас издаем — они пока не опубликовались, все это еще в процессе издания — это знак, что люди вновь открывают Симону Вейль. Но это другая Симона Вейль, которая отличается от той послевоенной «фило-пролетарской» Симоны Вейль, если можно так сказать

 

Сегодня мы открываем совсем другую Симону Вейль, как философа, и отношения ее философии с религиозной мистикой. Вот что нас интересует. Мы находимся в совсем другом историческом контексте. И мне кажется, что это представление о Симоне Вейль намного точнее, это намного лучше соответствует глубокому подлинному смыслу ее творчества. Мы сейчас находимся в точке ее нового открытия, в ближайшие месяцы будет опубликовано десятки монографий о ней. Пик ее славы пришелся на время между 1945 и 1960-м годами. C начала шестидесятых она постепенно исчезает, о ней почти не говорят. Но уже несколько последних лет ее открывают заново. Так часто бывает, кстати, с посмертными карьерами великих авторов.

 


Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Rambler's Top100